Танки можно взять и напрокат

Армия Чешской Республики: мы - профессионалы

Армия Чешской Республики: мы - профессионалы

Мы в НАТО уже десять лет, с первого января 2005 года у нас абсолютно профессиональная армия, а чешские солдаты успешно участвуют в рамках иностранных миссий и в период наводнений в Чехии. Но армия постоянно хиреет. Пару оставшихся танков явно законсервируют, истребители Gripen у нас только те, что мы взяли напрокат, а оборона нашей страны зависит от Североатлантического альянса. Но никто ничего не делает – войны же не будет.
Как вы сюда попали?

Солдат на посту у проходной авиационной базы в Пршерове, услышав, что я журналист и хочу поговорить с самым высоким начальником, который сейчас на месте, не знает, что ему делать – то ли рассмеяться, то ли покрыться испариной от страха. Он делает и то, и другое.

Я вхожу в помещение, где полно военных. Глядя на меня, они перестают улыбаться и требуют ответить на любимый здешний вопрос: ‘Как вы сюда попали?’.

Наконец подполковник Кытлица (Kytlica) забирает меня из канцелярии. Он бледен, и не в состоянии сказать ни слова. Потом он вновь повторяет вопрос, как я попала на базу. Поняв, что я не спрыгнула с парашютом и даже не переползла поле (на мне чистые черные брюки и я на каблуках), подполковник говорит, что не будет отвечать на мои вопросы. Как и все остальные на базе. Он даже не спросил, как меня зовут и для какого журнала я делаю репортаж. Дежурному будет приказано проводить меня к главным воротам и проследить, чтобы я покинула базу.

Когда я уже было действительно собиралась покинуть базу в Пршерове, меня окликнули: ‘Стоять! Пан подполковник все же хочет с вами поговорить’. Но вместо того, чтобы поговорить со мной, Кытлица передает меня военной полиции.

‘Раз уж вы приготовили для нас сюрприз, я в долгу не останусь’, – огрызнулся он и, довольный, ушел.

Мы составляем рапорт о моем нарушении. Комедия продолжается:

- Вы знали, что вы на военной территории?

- Да, я спросила об этом авиамеханика.

- И, несмотря на это, вы решили нарушить военное пространство?

- А как иначе я могла попасть к начальникам базы? Кроме того, по дороге я встретила гражданских. И я ведь ехала сюда для того, чтобы сообщить руководству, что я здесь и хочу с ними поговорить.

- Так надо было сообщить об этом.

- Но кому? Никого подходящего я не встретила. Потому я и приехала сюда, к начальству, чтобы сообщить.

- Вы нарушили военное пространство и подвергли опасности:

Полчаса одно и то же. В конце концов, полицейский вывез меня к главной проходной и сообщил: ‘А теперь вы можете повернуться, подойти к проходной и попросить пана подполковника предоставить вам возможность поговорить с ним. Но он все равно этого делать не будет’.

Этим летом в Пражском Кремле

Этим летом в Пражском Кремле

Чешский солдат, хорошая солдат

Уже десять лет наша страна в НАТО. С 2005 года у нас абсолютно профессиональная армия, нас защищают 24 тысячи военнослужащих. ‘Профессиональный военный выбрал свое призвание – защищать свободу и независимость Чешской Республики’, – слышим мы во время призывной кампании в ряды чешской армии.

Фотографии и прочие материалы говорят о том, что у вооруженных сил Чешской Республики суровый взор, точный прицел, холодная голова и горячее сердце. Операции в иностранных миссиях все это подтверждают, впрочем, как и азарт и профессионализм военных не только из Пршерова, но и из Вышкова, Простейова, Пршаславиц или Часлави, с которыми я тоже поговорила…

Почему же тогда дома армия разлагается? ‘Политика безопасности государства не стоит у нас над политическими дрязгами, как в большинстве европейских стран и в США. Нельзя с каждыми выборами выстраивать заново армию и ее стратегию. А у нас именно так и делается’, – говорит директор Информационных центров НАТО Збынек Павлачик (Zbyněk Pavlačík).

Последний танк

Изменения в концепции оборонной политики, конечно, коснулись и военнослужащих, и оснащения армии. Разговоры о ‘последнем танке’, которые можно было слышать две недели назад, проиллюстрировали это. Газета ‘Lidové noviny’ на основе информации, полученной от военных из нашего последнего танкового батальона в Пршаславицих, написала, что оставшиеся танки собираются отправить на консервацию, то есть 33 действующих танка из имевшихся когда-то 350.

Несмотря на достаточно равнодушное отношение общества к армии, это сообщение вызвало у населения негативную реакцию: мы же были военной державой, а танки – нашей гордостью во всем мире! Сразу же последовал ответ министра обороны – он, оказалось, еще не принял окончательного решения, и танки, безусловно, важны.

‘Мы все прекрасно понимаем, что эта пара танков бесполезна для обороны. А вдруг танки снова станут важными и необходимыми? Это политическая демагогия, чтобы кто-то прикрыл вой зад’, – говорит офицер из Пршаславиц, он не хочет называть свое имя, так как из-за этого у него могут быть большие проблемы.

‘На официальном уровне войну уже никто не берет в расчет’, – говорит полковник Яромир Зуна (Jaromír Zůna) из генерального штаба Армии Чешской Республики. И даже если она и будет, тогда всех попросят взять оружие, а наши иностранные профессионалы пойдут впереди. Конечно, на танках стран-членов НАТО. Эти танки мы возьмем взаймы в рамках политического сотрудничества. Если, конечно, в других странах не будет войны:

- А вы бы защитили нашу республику? – Спрашиваю я солдат из Военной академии в Вышкове.

- Ну конечно! В течение первых пяти минут, – я слышу в ответ смех.

- Для этого нас слишком мало, мы не вооружены. Защищать нас должны натовцы.

Reflex
ИноСМИ.ру

Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарий, Вы должны войти в систему.